Реклама, медиа, работа: Петр Левич и Юлия Богданович

Два взгляда на одинаковые вопросы — Петр Левич из Future Foundation и Юлия Богданович из Proximity.

15555808_1271003469632830_1994956643_n

Петр Левич

Компания: Московский Технологический Институт, “Future Foundation”
Должность: директор департамента взаимодействия науки, технологий и общества; основатель
Страница в соцсети: https://www.facebook.com/peter.levich

15497582_1271003459632831_1960754236_n

Юля Богданович

Компания: Proximity
Должность: генеральный директор
Страница в соцсети: https://www.facebook.com/julia.bogdanovich


Какими последними достижениями в профессиональной сфере вы гордитесь больше всего?

Петр:

Область этических вопросов, технологий, которой я занимаюсь, практически не развита в России, хотя в мировом пространстве этой теме отводится много внимания, и совершенно заслуженно. Своей задачей на прошлый год я видел вывод данной темы в медийное пространство, формирование сообщества вокруг нее, и как мне кажется, в большой степени удалось это сделать.

Юля:

Очень горжусь Proximity — командой, которая не перестаёт меня удивлять постоянным стремлением развиваться и находить нестандартные решения. Именно эти качества позволили нам в 2015 году выиграть трех Каннских Львов, в том числе и Золотого за проект «Баннеры, которые вас заставят полюбить баннеры» для компании 3М.


Самое большое профессиональное разочарование последнего времени.

Петр:

Связные сообщества держатся на цепочках доверия. Какие-то я инициирую сам, в какие-то встраиваюсь. Однако, к сожалению, некоторые цепочки мне так и не удалось выстроить. Не знаю, по причине ли того, что я не нашел подход к каким-то людям, или они сами не считают формат сообществ, построенных на цепочках доверия, актуальным для себя.

Юля:

Часто слышу, что рекламная индустрия уже не является столь же интересной и привлекательной, как раньше. Что в агентствах сегодня люди с потухшими глазами, уставшие от жизни. Грустно, если такие люди создают рекламу. Она вряд ли сможет кому-то понравиться, включая самих создателей. Отсюда и разочарование. В Proximity таких людей нет. Я бы никогда не взяла человека с таким отношением к жизни и уровнем мотивации, даже если он очень талантлив.


Если бы у вас была возможность изменить что-то в индустрии прямо сейчас, что бы вы сделали?

Петр:

Не знаю, что бы я сделал для изменения ― если бы знал, то уже делал бы. Но знаю, что хочу, чтобы изменилось. Точнее, я уже и делаю, но не так успешно, как хотелось бы. Так вот, хотел бы, чтобы люди больше друг другу доверяли. Ну, кстати, конечно же, не только в моей индустрии.

Юля:

Я бы ввела обязательную личную встречу для презентаций идей клиенту. Отправка презентации по электронной почте имеет право на существование, но как дополнительная опция, а не единственно возможная. Думаю, объяснять причину нет необходимости.


Что для вас является источником сил и вдохновения?

Петр:

Некоторые люди вокруг меня. Научная фантастика. Образы будущего. Метафоры. Любой смысл рождает гораздо больше глубоких ассоциаций, когда облечен в метафору.

Интересное «обязательное» уточнение в вопросе «кроме семьи». Нет, вот семья для меня не является источником вдохновения. И свою семью я не собираюсь создавать в обозримом будущем (то есть, на том горизонте будущего своей жизни, который я планирую).

Юля:

Моя семья, друзья, путешествия, музыка, книги, кино, спорт. Я обожаю путешествовать, нам с мужем особенно нравится формат, когда прилетаешь в один город, например, LA, арендуешь машину и едешь на ней через всю Калифорнию и часть Невады и обратно в LA. Это возможность посмотреть на страну и разные города совсем другими глазами. Получаешь незабываемый опыт, так как составляешь маршрут таким образом, чтобы посетить и Сан-Франциско, и Рино, побывать на озере Тахо, в Долине Смерти и на Гранд-Каньоне, встретив Новый год в Вегасе. В прошлом году мы ездили так по Испании, посетив семь городов. Мы влюбились в эту страну, настолько она прекрасна и разнообразна.


Если вдруг завтра исчезнет интернет, то что будет потеряно больше всего?

Петр:

Глобальная связность. Это история не только про глобализацию — возможность написать человеку, который находится на другом конце света, хотя и это очень важно, конечно. Связность дает нам возможность выстраивать горизонтальные сообщества, а мы видим, что именно они сейчас начинают формировать образ будущего, и мой прогноз в том, что это влияние будет только усиливаться.

Вообще-то и само отключение интернета, как постановка данного вопроса, скорее всего будет следствием именно этого процесса: соперничество между миром «горизонтальным» (самоорганизованными гражданами) и миром «вертикальным» (государствами и корпорациями). В ближайшие годы я вижу обострение этого конфликта: горизонтальный мир будет кристаллизоваться, а вертикальный —сопротивляться этому, стараясь ограничивать свободы, во многом из-за угрозы самому принципу устройства иерархии.

Юля:

Скорость получения информации и ее передачи.


Что вы искали в поисковиках в последний раз?

Петр:

«Квир-теория». Помогал подруге в написании статьи про гендерные исследования.

Юля:

Где купить костюм для новогодней вечеринки в стиле Western.


Скоро роботы войдут в нашу жизнь. Что бы вы хотели, чтобы за вас делал робот?

Петр:

Мы можем проследить, что с начала технологической истории человечество делегировало машинам все больше — сначала физический труд, потом хранение информации и вычисления, затем анализ данных, и вот сейчас технология глубокого обучения нейронных сетей позволяет на основе данных создавать новый контент, принципиально отличающийся от исходного.

Продолжая эту славную традицию, я бы хотел, чтобы машины (в широком смысле, не только роботы с «ручками-ножками») сняли с меня бремя рутинных занятий, на которые мы все, к сожалению, тратим большую часть жизни. И речь идет не только о покупках продуктов в магазине и общении с налоговой. Мы гораздо глубже находимся в процессе обеспечения наших смыслов, чем в самих смыслах.

Предлагаю нашим читателям такой эксперимент: порефлексировать, что они сегодня делали. И окажется, что некоторый процесс творчества, придумывания чего-то нового, например, планов, концепции развития проектов, работ и так далее, занимал у них один процент времени (а может быть, и меньше). Например, я в Exel делаю план проекта. Я запускаю Exel, выбираю шрифт, выбираю ширину ячейки, а потом долю секунды или две секунды думаю: а что я хочу… Потом я это печатаю, потом сохраняю файл, потом отправляю его кому-нибудь еще, а тут интернет падает, и я восстанавливаю интернет. Человек долю секунды представляет, что он вылепит, а потом два часа…

Юля:

Можно, конечно, переложить на робота мытье окон и походы в химчистку, но я, скорее, вижу в роботе соратника. Например, я запланировала участие в марафоне, составила персональную программу тренировок, чтобы подготовиться к нему. Робот мог бы будить меня по утрам и сопровождать на тренировках: следить за уровнем физической нагрузки, подбадривать то музыкой, то словами. И не помешает, если он сможет вовремя подкинуть бутылку воды, когда мучает жаждаJ Также можно задействовать робота на подсобных работах на кухне: что-нибудь почистить, взбить, перемолоть.


Если завтра будет разрушено все, что создано человечеством в области культуры (живопись, музыка, арт, литература, философия, архитектура и т.п.), какую одну вещь/произведение вы бы сохранили обязательно?

Петр:

Серверы интернета — на них все это уже есть 🙂

Юля:

Как может литература заменить архитектуру, а живопись музыку? Тем более, когда вопрос идет о выборе одного произведения… Если взять человеческое тело и предложить оставить что-то одно на выбор, например, ноги, голову или руки, вы что оставите? 🙂


Когда вы были ребенком, кем вы мечтали стать?

Петр:

Видимо, речь идет о том периоде, когда «все мечтают стать космонавтами». Конкретно в тот период я хотел стать конструктором космических кораблей, мне это казалось интереснее, чем путешествовать в них самому. Переосмысливая это желание сейчас, могу сказать, что и космонавтом я бы тоже хотел стать, не по профессии, а как космический турист или колонизатор других планет — возможно.

Юля:

Я была очень активным и увлекающимся ребенком, поэтому я мечтала о разных профессиях: хотела быть врачом, певицей, продавать мороженое и газировку, но больше всего мне хотелось заниматься танцами. Я ими и занималась, но не была достаточно гибкой. Помню, был танец, посвященный сбору урожая. В одной из танцевальных композиций нужно было воссоздать цветок, который распускался с восходом солнца. Я, безусловно, хотела быть в самом центре цветка и изображать один из лепестков, который раскрывался. Для этого нужно было прогнуться назад, наподобие мостика, что у меня никак не получалось. Все лепестки распускались, а мой — нет. В какой-то момент преподаватель мне сказала: «Юля, все. Достаточно. Цветок не получается. Иди на второй круг, будешь водить хоровод вокруг него». Я ей на это ответила: «Я либо цветок, либо никто!» И ушла. Уже тогда я понимала: если что-то делаешь, нужно либо достигать максимума и гордиться собой, либо вообще этим не заниматься. Танцовщицей я не стала, но усвоенный принцип помог мне в достижении того, к чему я стремилась.


Я все еще занимаюсь этим, потому что…

Петр: 

Я люблю задавать людям немного другой вопрос: «Что бы вы делали, если бы вам не нужно было зарабатывать деньги — ни сейчас, ни когда-либо в жизни?». Кстати, вопрос отнюдь не из области фантастики — безусловный базовый доход уже всерьез обсуждается и даже ведутся эксперименты по его внедрению. Этот вопрос — хороший психологический прием, позволяющий понять действительно ли я занимаюсь тем, чем хочу. Ответы бывают разные: «Занимаюсь менеджментом, хотел бы путешествовать», «Занимаюсь пиаром, хотел бы вести видеоблог на ютубе про еду»… Так вот, я отвечаю на данный вопрос так: «Я занимался бы тем же, чем занимаюсь сейчас».

Юля:

Я очень люблю свою работу, мне нравится все: атмосфера в агентстве, люди, сам процесс работы над проектами, когда команда собирается на креативный брифинг, а через какое-то время ты уже видишь классный продукт. Реклама превратилась из индустрии, которая производит ролики и принты, в индустрию, предоставляющую комплексные решения для сложных маркетинговых и коммуникационных задач. Ролики, конечно, остаются, но они являются частью экосистемы интегрированных кампаний. А разнообразие категорий, клиентов, брендов позволяют постоянно открывать для себя что-то новое, учиться и развиваться.

Реклама, которая впечатлила в последнее время и почему

Петр:

Виртуальная реальность заменит собой и объединит кино, книгу, сериал, игру, образовательный курс. А вот где в таком новом способе коммуникации реклама? Будет ли она встраиваться в сны? Поставляться с наш мозг непосредственно через нейроинтерфейс? Мне интересны эти вопросы в соответствии с моей профессиональной областью. Поэтому реклама, которая меня впечатлила — это ролик, показывающий размышления на эту тему.

Юля:

Рекламная кампания American Greetings, посвященная Дню Матери. Более 26 млн просмотров! Думаю, что объяснения здесь излишни, все предельно очевидно.

#worldstoughestjob — American Greetings

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: