Нельзя уволить

Сотрудница рекламного агентства и молодая мать хорошо устроилась: работает ни шатко ни валко, получает много. Работодатель хочет, но не может ее уволить, так как закон и суд на ее стороне. Есть ли выход из этой ситуации? Harvard Business Review обратился за комментарием к Игорю Кирикчи, управляющему директору BBDO Group. 

Kirikchi

В описанной ситуации закон однозначно на стороне работника и, к сожалению, никак не защищает работодателя. Пока сотрудница беременна и еще три года после рождения ребенка уволить мать невозможно ни практически, ни даже теоретически, как бы она ни работала. Но так как она не мать-одиночка, через три года можно начать предпринимать действия для того, чтобы человека, отлынивающего от работы, по большому счету не только непрофессионального, но и нечестного, уволить. Через три года директор, скорее всего, пойдет ва-банк: чтобы найти формальные причины для увольнения, проведет аттестацию всех сотрудников и введет жесткий контроль над соблюдением режима работы. Все остальные будут от этого страдать, что только усилит негативное отношение коллег к Татьяне. Или уволит Татьяну по сокращению штата. На эту должность потом нельзя будет никого нанять, но можно ведь и переиграть структуру агентства, подойдя к делу творчески.

Или она сама поймет: несмотря на то, что уволить ее крайне сложно, ей никто не обязан повышать зарплату. При нынешней инфляции все время от времени ждут прибавки: раньше в нашем бизнесе она составляла в среднем около 15% в год, сейчас ближе к десяти, но совсем без прибавки привлекательный пакет уже через пять-шесть лет сильно теряет свою привлекательность: его покупательная способность снижается, при том, что потребности имеют склонность увеличиваться. Короче говоря, рано или поздно директор от нее избавится, чего она, безусловно, заслуживает, ведь ее отношение к работе, агентству в целом и коллегам в частности, говорит само за себя. Про отношение к сотрудникам вообще особый разговор. Чего стоят ее язвительные замечания по поводу коллег, как проговоренные про себя, так и высказанные вслух! Помните сцену ее первого появления на работе после декретного отпуска и ответ на комплимент девушки с ресепшн? Мелочь? Отнюдь.

В целом, меня крайне удивило поведение героини. Ей всего 36 лет, и через три года, когда ей будет 39, она вряд ли захочет завершить карьеру, тем более что ее супруг не зарабатывает достаточно, чтобы обеспечить ей привычный уровень жизни. Почему же она тогда так разрушает свою профессиональную репутацию? Рынок рекламных услуг очень узкий. Слухами земля полнится. И это вовсе не значит, что гендиректор будет на всех углах рассказывать о нерадивости Татьяны. Информация распространяется как через клиентов, так и через коллег: нынешних и бывших. Все друг друга знают, особенно если речь идет о руководящих кадрах. А ведь через несколько лет, когда ей все-таки придется уйти, неважно, с отступными или без, ее просто больше никуда не возьмут. Когда работодатели ищут людей, действует правило: человек хорош ровно настолько, насколько хороша его последняя работа. Например, если креативщик создал что-то эпохальное десять лет назад, это мало кого волнует. С продюсерами — ровно так же. Есть даже такое понятие: «сбитый летчик» — человек, который вышел в тираж.

Вообще, похожая ситуация могла сложиться в любой компании, особенно работающей в сфере творческих услуг, где довольно сложно точно сформулировать должностные обязанности и критерии успешной работы. Здесь многое основано на доверии и репутации. Здесь особенно ценятся сотрудники с высокой мотивацией, командные игроки, люди, умеющие ладить с коллегами и клиентами. Конфликтные сотрудники не нужны никому. Бывает, что с рождением детей у женщин меняются приоритеты. Это скорее нормально. Эффективность их работы иногда снижается, не катастрофически, конечно, но бывает. Или, например, пропадает желание расти профессионально, делать карьеру. Иногда на время, иногда навсегда. Но это обычно не приводит к конфликтам. Всегда можно обсудить, договориться, как новые приоритеты сотрудницы соотнести с интересами компании.

Но случай Татьяны все же отличается: речь идет не просто об утрате амбиций, а о нечестном отношении к работе, к коллегам. Одно дело, когда человек не хочет карабкаться к новым вершинам, другое – профессиональная деградация.

Что касается действий гендиректора, то он, конечно, зря пошел на прямой конфликт. С подобными людьми для достижения результата имеет смысл общаться гибко. В принципе, когда вы в резкой форме требуете чего-то, пусть даже справедливо, оппонент перестает вас слышать, раздражается. А с Татьяной это особенно неудачный путь, потому что она, будучи человеком не слишком порядочным, еще и охотно вступает в войну. С ней надо было поговорить в неконфликтном формате. Сказать, что ее никто не пытается уволить, тем более что в ближайшее время это в любом случае невозможно. Но также и объяснить, что работа среди коллег, которые начинают относиться к ней, мягко говоря, без уважения – может оказаться слишком большой расплатой за синекуру. Что фактически действуя во вред компании, она разрушает свою профессиональную репутацию, заработанную десятью годами упорного труда. И что, в конце концов, ее будущее, которое отнюдь не ограничивается несколькими ближайшими годами, только в ее руках.

Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: